callmeIsolde
Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец

1. Анне Катрине Вестли, "Папа, мама, восемь детей, бабушка и грузовик" (х2)
2. Хелен Саймонсон, "Последний бой майора Петтигрю"
Жутко славный роман который как бы про любовь и проблемы культурных различий, но на самом деле про все.
"— Не будь Гертруда такой унылой, мы могли бы склонить нашего американского друга к более традиционному плану.
— Вы имеете в виду брак? — спросил майор.
— Вы же знаете, ее мать была такой красавицей. Но ей больше нравится копаться в навозе. В мое время это не было проблемой, но теперь мужчины хотят, чтобы их жены были такими же роскошными, как их любовницы.
— Поразительно, — сказал майор, — как же они будут их различать?"
3. Кен Фоллет, "Столпы земли"
Неожиданно увлекательные 1000 страниц про то, как в Англии в 12 веке строили собор; было бы еще увлекательнее, если бы Кен Фоллет не посвятил добрую треть книги описанию того, какие у буквально каждой героини этой книги огромные упругие сиськи, и что герои мужского пола с этим всем собираются делать. Спойлер: ничего хорошего, потому что главным признаком средневекового колорита Фоллет считает сексуальное насилие. При этом в его версии средневековой Англии люди не только без проблем доживают до 60 лет, но и все женщины там до последних своих дней сохраняют эти самые, огромные и упругие.
Но про собор было интересно.
4. Евгений Водолазкин, "Лавр"
«Я заметил, сказал Амброджо, глядя вслед прохожему, что за негодностью дорог люди Древней Руси предпочитают водный путь. Они, кстати, еще не знают, что Русь – Древняя, но со временем разберутся. Определенные навыки предвидения позволяют мне это утверждать. Как, впрочем, и то, что положение с дорогами не изменится.»
5. Кадзуо Исигуро, "Погребенный великан"
Как известно, лучший комлимент, который я могу сказать по поводу книги, это то, что она "очень английская". В случае с "Великаном" ничего лучше и не скажешь, потому что японец взял уже сто раз обсосанные легенды о рыцарях Артура, драконов и эльфов, сложил их во вполне себе авантюрный сюжет, а получилось что-то абсолютно удивительное и настоящее.
(Это потому что Исигуро великий человек, настолько великий, что я его почти не читала, потому что от каждой его книги можно умереть).
6. Хелен Фишер, "Почему мы любим"
Потому что детей надо растить.
7. Артур Конан Дойль, "Его прощальный поклон"
Хотела, собственно, перечитать "Умирающего детектива", чтобы сравнить с "Шерлоком", а потом, как обычно, рука дрогнула и я перечитала весь сборник.
8. Морис Клайн, "Математика. Поиск истины."
Папа посоветовал мне эту книгу как легкую и увлекательную, но я не учла, что что выпускнику Бауманки легко и увлекательно, выпускнице ифи рггу смерть. Дочитала на одной лишь силе упорства.
9. Энн Ламотт, "Маленькие победы"
По заголовку и подзаголовку ("Как ощущать счастье каждый день") можно подумать, что это селф-хелп - собственно, издатели видимо так и подумали, потому что художественные книги Энн Ламотт у нас почему-то не издают, зато издали ее книгу о писательстве "Птица за птицей". Ну и в общем слава Богу, что заголовок ввел их в заблуждение, потому что это на самом сборник личных эссе (причем, в основном про болезни и смерть), местами смешной, местами трогательный до слез; даже религиозность автора не очень бесит, потому что с самоиронией у нее все в порядке.
"Всякий раз, когда я вижу на чьем-нибудь бампере наклейку со словами «Мы думаем, что мы – люди, переживающие духовный опыт, но на самом деле мы – духи, переживающие человеческий опыт», а) я думаю, что это так и есть, б) мне хочется протаранить эту машину."
10. Эми Тан, "Клуб радости и удачи"
Роман в рассказах про четырех китаянок и их родившихся уже в Америке дочерей. И жутко интересно, потому что про Китай, про который я ничего не знаю, и жутко знакомо, потому что матери и дочери это какая-то универсальная история, и это совсем не то же самое, что пресловутые "отцы и дети"; и при этом как-то очень утешающе.
«Я увидела, за что с ней воевала: за себя, испуганного ребенка, спрятавшегося много лет назад в безопасное, как мне казалось, убежище. И, забившаяся в свой угол, укрывшаяся за невидимым барьером, я считала, будто знаю, что находится по другую сторону. Ее коварные нападки. Ее тайное оружие. Ее ужасная способность отыскивать мои самые слабые места. Но выглянув на мгновение из-за барьера, я наконец смогла увидеть, что там на самом деле: старая женщина, с казаном вместо щита, со спицей вместо меча, ставшая немного ворчливой за время терпеливого ожидания того момента, когда ее дочь выйдет из своего укрытия.»
(Еще очень интересные культурные моменты: истории о матерях посвящены их детству и юности в Китае начала 20-го века, и там есть, например, одна история, в которой кажется, что там будет просто кошмар, потому что эта исттриия преследует героиню всю жизнь, а потом оказывается, что с западной точки зрения с ней, в общем, ничего экстраординарного не произошло - как в том анекдоте, "ну ужас, конечно, но не ужас-ужас-ужас". И наоборот, об ужасных с нашей точки зрения вещах рассказывается безо всякого нагнетания, ну да, такая жизнь.)
11. Петр Гуляр, "Забытое королевство"
Это такая любительская антропология, воспоминания автора, много лет прожившего в Китае. К моему удивлению, она оказалась не про китайцев, а про другие маленькие народы, потому что в Китае, оказывается, много кто живет (да, я не большой знаток). Но жутко интересно все равно.
12. Alyssa Wong, "Hungry daughters of starving mothers"
13. Чарльз Петцольд, "Код"
14. Sarah Pinsker, "Our Lady of the Open Road"
Hrrrr technology is bad fire is scary and Thomas Edison was a witch
15. Рэйчел Джойс, "Невероятное паломничество Гарольда Фрая"
Симпатичная и, что называется, духоподъемная книжка из разряда "романы о чудаках, которые внезапно оказываются в таких обстоятельствах, когда не переосмыслить жизнь невозможно" (пользуясь формулировкой Завозовой, от которой я про эту книжку и узнала), но не сказать чтоб от нее оторваться было нельзя.
16. Джеймс Хэрриот, "О всех созданиях, больших и малых"
17. Джеймс Хэрриот, "О всех созданиях, прекрасных и удивительных"
18. Джеймс Хэрриот, "И все они - создания природы"
Вот от Хэрриота я как раз не могла оторваться, даром что это просто мемуары без особого сюжета, потому что его любовь к работе, к людям и к жизни вообще оказывают на меня какое-то терапевтическое действие (правда, подпорченное черной завистью - конееечно, живи я в Йоркшире, я бы тоже любила жизнь!). Он ужасно обаятельный рассказчик, но окончательно я его полюбила после следующего признания:
«Ни Зигфрид, ни я бессонницей особенно не страдали. Но на тот редкий случай, когда сон никак не приходил, мы обзавелись каждый своей книгой. Моей были "Братья Карамазовы", великий роман, но усыплявший меня именами действующих лиц. Не успевал я открыть его, как эти имена начинали меня убаюкивать. "Алексей Федорович Карамазов был третьим сыном Федора Павловича Карамазова". А к тому времени, когда я добирался до Григория Кутузова, Ефима Петровича Поленова, Степаниды Бедрягиной и прочих, сон уже уносил меня прочь на легких крыльях.»
19. Линор Горалик, "Агата возвращается домой"
20. Линор Горалик, "Король беды"
Обе книжки про девочку Агату такие, по-честному страшные. Не знаю, как их воспринимают дети, а я почувствовала ужас узнавания (за который, в общем, мы все и любим Линор Горалик).
21. Kyle Simpson, "You Don't Know Javasсript".
22. Helen Oyeyemi, "What is not yours is not yours"
Сборник рассказов в жанре магического реализма (причем не как у Макса Фрая, а такого, настоящего). Не самые увлекательные сюжеты, но именно из-за того, что это рассказы, это легко прощается; зато в каждом свой отчетливый голос и своя тема. Мне больше всего понравился первый, конечно, "books and roses", потому что он про любовь и тайны и приключения, но они все ужасно славные.
«There’s no stopping Fausta because she believes in hell. The master thinks this belief in hell keeps her on the straight and narrow, but the truth is she’s so sure she’s going there that she doesn’t even care anymore.»
23. Ханья Янагихара, "Маленькая жизнь"
Я купила эту книгу еще в ноябре, сразу после выхода, но очень долго боялась ее читать, поэтому дождалась, пока мой храбрый друг вэнс прыгнет в эту бездну и только потом прыгнула следом, и это было очень мудрое решение, потому что это такая книга, о которой, конечно, надо говорить с человеком, который тоже ее читал (в идеале примерно сквозь ту же оптику, что и ты).
поэтому я ничего не скажу! кроме того, что коогда я читала эту книгу, мне было очень больно, а потом стало очень хорошо, потому что она есть, и это что-то очень важное и настоящее, что мне повезло пережить.
24. Reg Braithwaite, "Javasсript Allongé"
Потому что читать художку после Янагихары невозможно.
25. Скотт Стоссел, "Век тревожности"
Новость о том, что многих известных людей - например, Дарвина - буквально каждый день рвало от страха, несколько примирила меня с жизнью. Меня, по крайней мере, не рвет.
26. Дэвид Бернс, "Хорошее самочувствие"
Много полезного, но особенно вот:
«Когда люди жалуются, они чувствуют свою подавленность и беззащитность, если кто-то предлагает им свою помощь, то это воспринимается ими как намек на то, что они не могут справиться самостоятельно. Наоборот, когда с ними соглашаются, добавляя несколько комплиментов, то они расслабляются и чувствуют небольшое облегчение.»
Я думала, что я так ненавижу советы в ответ на жалобы, потому что я ненормальная раздражительная пизда, а это, оказывается, у всех так? (Но если это у всех так, почему никому не приходит в голову просто не давать непрошенных советов?) Короче, подумываю о том, чтобы разослать эту цитату всему списку контактов, мне кажется, от этого было бы много пользы.
27. Дональд Бартелми, "Король"
Довольно остроумная сатира про то, как Король Артур правит Британией во время Второй Мировой (но чтобы посмеяться надо всеми отсылками, придется время от времени гуглить).
«Но как же так, Артур! – воскликнул Ланселот. – Это поразительно. Не совершить что-либо такого размаха? Мне кажется, в мировой истории нет другого короля, который бы не совершил чего-то в таком масштабе.
– Над этим навыком я давно работаю, – сказал Артур. – Я называю его „негативным умением“.»
«Я погубил до тридцати аутентичных драконов, но просил „Таймc“ в интервью этой цифры не публиковать.»
28. Анна Коростелева, "Цветы корицы, аромат сливы"
Нет таких слов, которыми можно описать, как я люблю Коростелеву, что бы она ни писала.
29. Лидия Дэвис, "Что-то со мной не так"
Поразительным образом несколько рассказов понравились мне прямо очень сильно, а все остальные не понравились вообще.
30. Елена Леонтьева, "Путеводитель по буддизму"
31. Дэвид Рэндалл, "Наука сна"
Любопытная книга, но я надеялась узнать что-нибудь новенькое про бессонницу (а оказалось, что никто про нее ничего не знает).
32. Урсула Ле Гуин, "Волшебник Земноморья"
Довольно нудное "путешествие героя", где сюжет становится поводом, чтобы поговорить про ответственность и, простите за выражение, хюбрис; однако, его надо прочитать затем, чтобы добраться до следующих книг, прекрасных, щемящих и, будем честны до конца, куда более интересных.
33. Урсула Ле Гуин, "Гробницы Атуана"
34. Урсула Ле Гуин, "На последнем берегу"
35. Урсула Ле Гуин, "Техану"
Каждая следующая книга про Земноморье нравится мне больше, чем предыдущая (обычно с сериями как-то наоборот получается), и "Техану", конечно лучше всего - там наконец появляются нормальные живые женщины и нормальная человеческая жизнь, и при этом все это - вот в этом старательно выписанном мире со своей мифологией и историей, в который в первой книге верится как-то не очень, а к четвертой ты уже сам знаешь всех их легендарных героев и часть этой истории прошла на твоих глазах, и это чудесное чувство.
36. Урсула Ле Гуин, "Сказания Земноморья"
37. Урсула Ле Гуин, "На иных ветрах"
Ладно, к последней книжке все-таки все испортилось, потому что, как это часто бывает, в попытке саму себя перещеголять автор вышла за все вообще границы разумного, и последняя часть превратилась в какую-то кашу из смертей и свадеб, утратив все свое эпическое очарование.
38. Урсула Ле Гуин, "Левая рука тьмы"
Дочитывая последнюю книгу о Земноморье, лениво думала о том, как приятно было бы для разнообразия почитать фантастики без обязательной гетеросексуальной любовной линии, и тут Урсула Ле Гуин сказала "I've gotcha, girl" и написала для меня поразительную нежную и грустную историю о любви (и доверии и верности) между человеком и бесполым (или, точнее, обоеполым) инопланетянином; она притворяется антропологической фантастикой - и притворяется хорошо, и сеттинг там очень интересный, но фантастический элемент нужен только затем, чтобы показать мир, в котором «каждого уважают и оценивают только в соответствии с его человеческими качествами. Это поразительный и ужасный опыт!».
39. Урсула Ле Гуин, "День рождения мира" (сборник)
Ле Гуин очень интересно пишет про гендер, секс и брак - то есть, она вроде бы описывает какие-то фантастические общества с абсолютно другими законами и социальными структурами, а получается что-то очень понятное и нежное про любовь и про то как нам всем тяжело друг с другом, но мы справляемся.
40. Джоан Дидион, "Год магического мышления"
41. Питер Штеффнер, "Эквус"
Ну я как-то даже и не знаю.
42. Айзек Азимов, "Сами боги"
Нихуища не понимаю в физике, поэтому для меня это книга про тяготы академической карьеры. Влада мне сватала ее как еще одну книгу про гендер и брак, но про гендер и брак ничего интересного Азимов не сказал - ну три пола вместо двух, но все равно девочки тупые и чувствительные, мальчики умные и бесчувственные, а третий пол - тупые и бесчувственные создания, которые умеют только рожать и растить детей. Это в инопланетной части книги; в земной части книги все как обычно - молодая красивая женщина влюбляется в немолодого толстого урода потому, что он главный герой.
43. Энн Маккерфи, "Корабль, который пел"
Фантастика про далекое будущее, где люди заселили весь космос и научились, как бы сказать помягче, выращивать из некоторых людей живые бортовые компьютеры для кораблей. И вся книга про то, как такой вот живой корабль хочет не только работать свою корабельную работу, но и простого женского счастья. При этом это что-то вроде романа в рассказах - несколько отдельных небольших историй, хотя и связанных друг с другом, и вот некоторые прям клевые, но последняя, где ГГ вдруг обнаруживает у себя либидо (и все, больше ничего особо не происходит), как-то испортила общее впечатление.
А еще там у них есть такая, скажем так, практика - диланизм (в честь понятно кого).
«Диланист — это социальный комментатор, выразитель протеста, а музыка для него — орудие, средство выражения.<...> По-настоящему талантливый композитор-диланист, продолжала Кира, возвращаясь с гитарой, — способен создать мелодию, несущую в себе послание такой силы, что каждый начинает ее напевать или мурлыкать, насвистывать или барабанить — причем совершенно непроизвольно. Бывает даже, проснешься поутру — и в голове у тебя уже звучит песня в стиле Дилана. Можешь себе представить, какой эффект это производит, когда песня используется в целях воздействия на массы!»
Это все ужасно трогательно, но самый мощный диланист, которого я знаю, это, конечно, Тимати. Лада седан, блядь, баклажан, месяц пою, не могу отделаться.
44. "DOM enlightenment"
45. Скарлетт Томас, "Орхидея съела их всех"
Очень смешная книга, но я, наверное, уже никогда ничего у Томас не полюблю больше "Операции "Выход"", которая вся про таких нелепых уебищ двадцати с чем-то лет, с которыми происходят всякие забавные вещи, и цепочка их этих событий в итоге приводит их к чему-то хорошему и важному. "Орхидея" примерно про это же, но там нелепые уебища уже выросли и завели детей, и сюжет закручен так, что к концу уже не чувствуешь ничего, кроме облегчения от того, что все наконец закончилось. Лучше всего те моменты, где она перестает писать от лица птицы (я не знаю, зачем ей это понадобилось) или описывать утомительные сексуальные фантазии героев и дает им просто поговорить нормальными человеческими голосами.
«Но, например, одну девушку уволили за то, что она пригласила кого-то из звонивших нам мазохистов помочь ей с ремонтом. Нет, ну вообще, конечно, это ж какой надо быть дурой, чтобы давать свой адрес человеку, который звонит тебе по дорогой сексуальной линии? А впрочем, она содрала с него триста фунтов за то, что он отпарил ей кучу обоев со стружкой – само по себе это, конечно, не так уж весело, но, пока он отпаривал, она отделывала его хлыстом (который он принес с собой) и обзывала ни на что не годным пидором.
– Ненавижу обои со стружкой, – говорит Чарли.
– Тогда тебе у нас не понравилось бы. Нам определенно нужно вызвать мазохиста.
– Свои я несколько дней отдирал.
– Тогда, может, сразу нескольких. Интересно, их можно нанимать целыми бригадами?
– Надо, чтобы кто-нибудь открыл агентство по секс-найму.
– О боже. БДСМ будет наконец приносить пользу обществу.»
46. Урсула ле Гуин, "The Dispossessed"
Довольно нудная книга про то, что вот есть бедная планета, на которой коммунистическое общество, есть богатая планета, на которой капиталистическое общество, а дальше как в анекдоте: "и там, и там плохо, но дорога – прелесть". А также про то, что не надо вырубать деревья.
47. Анна Старобинец, "Посмотри на него"
Разбивающая сердце автобиографическая книга о потере нерожденного ребенка. Я села ее читать, потому что мне было плохо, и после нее парадоксальным образом стало легче, потому что она (помимо ужасных, но важных документальных подробностей о практике прерывания таких беременностей в России и в Германии) о том, что горе переживаемо. Ну и поплакала, конечно, почему-то уже в самом конце, там, где интервью с другими женщинами и врачами.
48. Джесси Беринг, "Я, ты, он, она и другие извращенцы"
Очень полезная книга про сексуальность: во-первых, прочищает голову от хуйни про "норму" и "мораль", во-вторых, оттуда я узнала, что есть, например, люди, которых возбуждает солнечный свет, насекомые или их собственные изображения в плюшевом виде (называется, предсказуемо, "аутоплюшефилия"), а в-третьих, что геев-трансвеститов не бывает, потому что от женского белья возбуждаются люди, которым нравятся женщины! Я жила во тьме!
Автор, к слову, открытый гей, поэтому знает, о чем говорит: «После она [мать автора] призналась, что ее полгода мучили кошмары: будто я, в женской одежде и макияже, резвлюсь с незнакомцами. Я смог лишь заверить ее, что о переодевании-то уж точно не стоит беспокоиться. У меня настолько отсутствует чувство стиля, что я едва в состоянии одеться, как мужчина.»
49. Джанет Уинтерсон, "Why be happy when you could be normal?"
Про приемных детей, любовь и возможность прощения, а также про то, что книги могут спасти тебе жизнь.
50. Уильям Стайрон, "Зримая тьма"
51 - 53. S. C. Pacat, "The Captive Prince trylogy".
У меня есть свойство, полезное и вредное одновременно - если показать мне любовную линию, я, даже понимая, что все кончится хэппи-ендом, не успокоюсь, пока не дочитаю.
(В этом секрет того, как я прочитала "Миддлмарч" за рекордные три дня)
54. Линн Флевелинг, "Месть темного бога"
55. Линн Флевелинг, "Крадущаяся тьма"
56. Линн Флевелинг, "Луна предателя"
57. Линн Флевелинг, "Тени возвращаются"
58. Линн Флевелинг, "Белая дорога"
59. Линн Флевелинг, "Ларец душ"
60. Линн Флевелинг, "Shards of time"
Иногда я думаю, что может быть стоит завести книжный блог, чтобы делиться с людьми своими охуительными рекомендациями, а потом со свистом и гиканьем зачитываю целую серию про эльфов, один из которых превращается в оленя, а другой - в кирпич, и понимаю, что нет. Не стоит,
61. Charlie Jane Anders, "Six months, three days"
62. Ребекка Склут, "Бессмертная жизнь Генриетты Лакс"
Абсолютно невероятная документальная книга о том, как раковые клетки темнокожей американки, взятые без ее ведома, изменили науку, но при этом долгие годы никто даже не знал ее настоящего имени, только аббревиатуру HeLa - название ее клеточной культуры; как ее семья, узнав об этом только много лет спустя, жила со знанием о том, что клетки Генриетты отправляют в космос, взрывают и заражают всевозможными болезнями; о расовых вопросах, о медицинской этике, но самое главное - о настоящих живых людях, учёных и членах семьи Лакс, с которыми Ребекка Склут встречалась, общалась, дружила и рассказала их историю честно, добросовестно и с любовью, и дала прозвучать их собственным голосам: "Мы не станем богатыми от всего того, что связано с этими клетками... Я только хочу, чтобы люди знали, что мою мать, HeLa, на самом деле зовут Генриетта Лакс."
(Тут еще надо сказать, что Ребекка Склут работала над этой книгой на собственные деньги много лет, прежде чем смогла продать ее издательству, а на вырученные деньги основала фонд, который помогает наследникам Генриетты, а также другим "невольным донорам".)
63. Мария Беркович, "Нестрашный мир"
Я вообще люблю читать книги про самые разные вещи, художественные и документальные, потому что это такой бесплатный опыт, возможность ненадолго взять взаймы чужой энтузиазм, страсть, смелость, чувство смешного; из "Нестрашного мира" я рассчитывала узнать об опыте педагога-дефектолога, а получила какой-то невероятный опыт любви; потрясающее чтение, я выписывала себе много тонких, мудрых цитат, но моя любимая все равно вот эта:
"«Неговорящий ребенок» — понятие настолько относительное, что может означать что угодно. Бывают дети, которые говорят не словами, а предложениями, но так неразборчиво, что все считают их неговорящими. Бывают дети, которые не говорят, но так ловко объясняются жестами, что могут выстраивать целые жестовые рассказы.
А ещё дети далеко не всегда считают, что с нами есть о чём поговорить. <...>
В Таниной группе есть девочка Тамара. Когда Таня начала работать, она была уверена, что Тамара не говорит, потому что не слышала от неё ни единого слова. Однажды в группе отключили свет.
— Ну вот, свет отключили! — расстроилась Таня.
— Какие мы нежные! — сказала Тамара."
64. Серена Витале, "Тайна Дантеса или Пуговица Пушкина"
Отличная книга о той самой дуэли для таких уникумов, как я, которые умудрились закончить школу и филфак, не зная о Пушкине практически ничего - ну там, ссылка, Болдинская осень, "Евгений Онегин - энциклопедия русской жизни", Наталья Гончарова, какие-то письма с оскорблениями, дуэль на Черной речке, "морошки, морошки!", все; а про Дантеса я не знала вообще ничего (а история у него ужасно интересная).
Серена Витале написала очень живую, подробную, местами ужасно смешную книгу, какую могла написать, мне кажется, только иностранка, для которой Пушкин не "наше все". Там есть место, где она от души веселится, пересказывая безумные теории каких-то советских исследователей, что Дантес выжил, потому что вероломно надел кольчугу под мундир, а потом добавляет: «Но давайте закончим тем, что спросим самих себя: может быть, не так уж и честно смеяться над Яшиными и ему подобными, потому что за явными идеологическими клише и вопиющим невежеством – относительно того времени, общепринятых традиций и правил столетия, секундантов и (иногда прежде всего) языка – французский язык стоит за всеми загадочными хитросплетениями, темными интригами, покровами тайны – за всем этим явно чувствуется настоящая кипящая ненависть. Может быть, лучше восхищаться страной, которая не перестает скорбеть о своих поэтах?»
65. Сюзанна Кэхалан, "Разум в огне. Месяц моего безумия"
Автобиографическая книга про болезнь (редкая форма аутоимунного заболевания, поражающего мозг), но мне интереснее всего было почитать о том, как человек оправляется от такой болезни, собирает себя обратно, и понимает, что до конца собрать уже ничего нельзя, и живет с этим.
66. Джон Ронсон, "Психопат-тест"
Справедливости ради надо заметить, что о психопатах я ничего особенного нового не узнала, зато узнала много интересного (и жуткого, и смешного) про историю психиатрии; ну и Ронсон замечательный рассказчик.
«– Сильно выраженное чувство собственной значимости? – назвал я второй пункт опросника [для выявления психопатов].
Элу было трудно отрицать наличие названной черты, так как он стоял под гигантским собственным портретом.»
67. Марк Фишер, "Капиталистический реализм"
68. Мейер Фридман, Джеральд Фридланд, "Десять величайших открытий в истории медицины"
«В Оксфорде царил невероятный ажиотаж; о его степени свидетельствует тот факт, что Флори совершил немыслимый для Англии поступок — он начал очередной эксперимент в субботу. С точки зрения уравновешенных и выдержанных британцев, члены оксфордской группы выказывали признаки не просто возбуждения, а самого настоящего безумия.»
69. Том Нилон, "Битвы за еду и войны культур. Тайные двигатели истории"
О том, как связаны чума и лимонад, шоколад и революции и барбекю и угнетение!
70. Джон Скальци, "Люди в красном"
Начинается, как веселая пародия на Стар Трек - новые "краснорубашечники" замечают, что во время миссий погибают только младшие офицеры, а старшие офицеры, наоборот, неубиваемы, что все отчеты почему-то надо относить на мостик пешком, и прочие смешные нестыковки, понимают, что они - персонажи научно-фантастического сериала и отправляются ломать четвертую стену, искать создателей этого сериала и умолять остать от них, пожалуйста. Тут хорошо бы было и остановиться, но увы - Джон Скальци еще успеет ввести в сюжет самого себя, написать главу во втором лице, заставляя читателя тоже как бы стать героем всей этой хуйни, и написать аж ТРИ эпилога, хотя и один-то был лишний. Вся эта мудоебень, очевидно, окончательно свела с ума жюри "Небьюлы", потому что они дали Скальци премию аж за лучший роман, хотя как можно называть романом писюшку меньше 200 страниц - вообще выше моего понимания.
71. Джон Скальци, "Божьи двигатели"
72. Антония Байетт, "Чудеса и фантазии"
73. К. В. Керам, "Боги, гробницы и ученые"
74. Джулия Стюарт, "Тайна голубиного пирога"
75. Ян МакГвайр, "Последний кит. В северных водах"
Господи, эту книгу можно принимать вместо противозачаточных, столько там тестостерона - сплошное говно, кровища, мужики мочат друг друга и крупных животных и ПРЕВОЗМОГАЮТ, и, в общем-то, все.
76-78. Робин Хобб, "Трилогия о королевском убийце"
Дочитала со смутным чувством неудовлетворенности, зашла в интернет, чтобы кому-нибудь на это пожаловаться, и узнала, что есть еще аж две трилогии из той же серии. НУ ЛАДНО.
79-81. Робин Хобб, "The Tawny Man Trilogy"
And here's my review: not gay enough
82-84. Робин Хобб, "Fitz and the Fool Trilogy"
Последнюю книгу дочитывала со скоростью света только чтобы ВСЕ ПОБЫСТРЕЕ КОНЧИЛОСЬ. Села, блядь, почитать фентези и расслабиться, а в итоге полторы недели только читала и ревела и злилась - не потому, что книги плохие (хотя последняя трилогия объективно слабее), а потому, что это ужасно грустная история, к которой даже фанфик толком не напишешь, потому что его там некуда засунуть. По дороге пропустила одну сайд-трилогию, но уже не могу ее читать, сил нет.
85-87. Робин Хобб, "Трилогия о живых кораблях"
...СИЛЫ БЫЛИ.
88-90. Салли Грин, трилогия "Половинный код"
В конце трилогии гг превращается в ДЕРЕВО; жаль, что бумага, на которой было напечатано это говно, не может проделать тот же самый фокус.

@темы: reading