Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


This is my United States of Whatever.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:40 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
возьмите, возьмите меня писать сценарии для ситкомов и мелодрам, где половину экранного времени героиня сидит на кровати нечесаная в пижаме, ест корейскую лапшу, пересматривает "Красотку" и плачет, плачет.
об этой стадии отчаяния я знаю все.

19:11 

мальчик, который мне нравится, напиши мне, я нормальная

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
чтобы почувствовать себя нормальной девочкой, а не трансвеститом-пидарком, варила домашнюю "Нутеллу" под плейлист мальчика, который мне нравится; испытывала невероятные муки, потому что у него там какая-то адская электроника и депеш мод, а переключить было нечем - руки по локоть в яйце и ореховой скорлупе, как в крови врагов.
на следующий день разведка в лице невероятно возбужденной Маши донесла, что ему нравится другая. трансвестит-пидарок предпринял следующий шаг на пути к настоящей женственности - пообещал с горя подписаться на паблик "я ебу твои принципы в принципе" и курить, думая о нем. не о паблике, в смысле, об Адаме.
через день я бросила курить из жадности - зачем тратить столько денег на сигареты, когда можно обжираться шоколадом, рыдая над романтическими комедиями.
вчера купила пачку сигарет и села смотреть советского "Шерлока Холмса", я такая невероятно последовательная.

сегодня трансвестит-пидарок сделал последнее, что ему оставалось - сфотографировался на выпускной альбом в коротком платье и с мужиками. мужиков позвала ко мне Сашенька, которой я нажаловалась, что хочу с ними фото на память, но стисняюс, и она, не будучи моей близкой подругой, сделала для меня, пожалуй, лучшее, что люди могут делать друг для друга - то, на что у меня не хватило мужества.
в итоге двое расчудесных мальчишек держат меня на руках, а Адама мы, после пяти минут метаний, перестановок и "а может я пойду?" - "стой, блядь!" пристроили к моим ногам.
личной жизни как не было, так и нет, зато красивый еврей будет вечно обнимать мои колени на страницах выпускного альбома.
(хотела сказать, что буду внукам это показывать, а какие внуки, если я так и научусь притворяться нормальной женщиной и умру старой девой, твою мать, твою мать)

22:10 

Evеry you and every me

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
коротко говоря, я в печали и невероятно зла. вся моя жизнь умещается в двух словах - схуяли и доколе?
если немного развить мысль, то - схуяли мне нравится мальчик, который по жизни считает себя КОРОЛЕМ и единственный способен меня поддеть, и доколе я буду каменеть при звуке его голоса.
вот тебе, бабушка, вся глубина твоей творческой натуры, все твои разносторонние интересы, чем там еще в себе ты так гордилась.
Кажется, для влюбленных девушек естественно чувствовать себя полными дурами, но мне это чувство не нравится. ладно бы мне просто неметь в его присутствии, но я начинаю ИСКРОМЕТНО ШУТИТЬ. очень хочется вырвать себе язык, дорогой доктор, хватит с меня и того, что на склоне лет я внезапно обнаружила способность заливаться краской до самых корней волос.
и, как будто всего этого мало, нам надо к Новому Году поставить танец. парный танец. мальчики не обманули наших ожиданий и впали в кому, едва я заикнулась о том, что нам нужны партнеры.
с танцем мы как-нибудь разберемся, но куда мне засунуть это ненормальное желание танцевать с ним, говорить с ним, курить с ним за гаражами (чувствуете, чувствуете этот флер романтики, который расползается от меня, как радиация?), показать ему лучшее, что у меня есть; я дерусь с Катериной на карандашах, как на волшебных палочках, я рассказываю что-то Настасье, я ем, пью кофе, сажусь, встаю, поправляю волосы, а голове у меня только "смотри, смотри".

какие же мы все уязвимые механизмы, дорогой доктор, каких мелочей оказалось достаточно, чтобы забыть все, что составляло мою жизнь и мутировать в уродливую пародию на девочку.
не могу отделаться от ощущения, что когда я улыбаюсь или кокетливо смеюсь, мое лицо становится похоже на печеное яблочко.

21:36 

you must put some flowers in your hair

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
на математике Лена, сидящая за мной, теребит мою прядь, в который раз восхищаясь моими волосами, тычет локтем Адама, кивает - клевые же, правда?
я поворачиваюсь ровно настолько, чтобы увидеть растерянную отрешенность на его лице.
он получил три по тесту, а она ему какие-то волосы под нос сует.
заплетая их в косу, я испытываю странное желание отхватить ее ножницами у самого корня.

(на эту ситуацию можно посмотреть и с другой стороны - если б я была Адамом, а мне нравилась бы Лена, мои глаза тоже опустели бы в тот момент, зачем было бы смотреть на что-то, кроме нее, и тут не при чем твои косы, Рапунцель, твои сиськи, твоя героически короткая для минусовых температур юбка)
***
между тем, у одной из моих дорогих подруг, которая по макушку завалена учебой, неудачами в личной жизни (не такими идиотскими и постоянными, как у меня, но суть одна - никого нет), творчеством, черт знает чем, достает же энергии, человеколюбия, я не знаю чего вообще, чтобы объявить флешмоб с новогодними открытками - каждому, кто отправит ей адрес, она вышлет что-нибудь ужасное милое и смешное. королева в восхищении.
а я не могу набраться мужества увидеться с кем-то, кроме одноклассников, я бегу собственной жизни и ощущение у меня такое, как будто я предаю все, что было не то, что любимо мной - все, что было мной.
(когда я представляю, что мне пришлось бы писать кому-то открытки, мне хочется уебаться)

мне так стыдно, дорогая боддхисаттва Мэри Поппинс-сама

другая дорогая моему сердцу женщина пишет.... впрочем, неважно, что именно она пишет, важно то, что я снова чувствую себя ущербной, убогой, отшельницей; я ношу бесформенную шляпу, я кладу в кофе шесть ложек сахара и, кажется, некоторые мои знакомые близки к тому, чтобы поверить, что я питаюсь водорослями (если вы понимаете, о чем я).
***
партнеров для танца у нас по-прежнему один на троих, но тем не менее завтра с утра мы с девчонками собираемся у меня, чтобы разучивать сальсу
потому что если три очаровательных юных леди решили танцевать - что в целом свете может им помешать?

это наполняет меня таким восторогом - все-таки танцевать, я так давно этого не делала, я всегда мечтала танцевать латину, со мной будут мои любимые девчонки, а потом мы все-таки заставим танцевать хотя бы еще одного из наших бедных четырех кавалеров, а Кате приклеим накладные усы, и мы с ней станцуем вдвоем.
а мне воткнем цветы в волосы, и будем пить контрабандный кофе с ромом прямо на уроках.
нет ничего утешительнее простых, рутинных вещей.
(рутина - такое дурацкое слово, похоже одновременно на руту и плотину, на все редко используемые слова одновременно - вроде "окалины")

если бы я только могла забыть, что за пределами этой крошечной жизни существует еще целый огромный мир, в которым меня знают как взбаламошную поэтессу-лесбиянку (не понимаю этих громких слов: поэт, бильярд!), если бы я вовсе не писала стихов, если бы я могла просто оставить все, кроме самых близких - о, каким бы это было предательством! но насколько мне было бы легче.
не понимаю, почему бы мне просто не примириться со всем этим, но Влад недавно интимным тоном сообщил, что нашел мою страницу на Стихи.ру. спасибо, не твиттер, подумала я, а вслух воспитанно сказала -"ой блядь".
следы того, что было моей настоящей жизнью, хочется спрятать, как проказу.

17:19 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
не перекинувшись с Адамом за день даже парой слов, начинаю опухать от горя и тоскливо думать "кажется, мы отдаляемся".
какое отдаляемся, ты охуела? мы и не приближались.
я хотела бы говорить с ним обо всем на свете; мне кажется, у девочек в голове есть специальные воздушные камеры, где размещаются воображаемые дома для будущей семьи, происходят свидания, поцелуи, хуе-мое, так вот, у меня это место целиком отдано под споры, обмен колкостями, разговоры обо всяком.
когда он говорит что-нибудь забавное или стоящее, я делаю так:

когда он говорит что-нибудь кому-то из наших девочек, я халк.

а ведь это даже не любовь, так, симпатия. мне нельзя в эти ваши отношения, я там все сломаю.
мне кажется, я умру от стыда, если этот дневник прочитает кто угодно. гуманитариям его стыдно показывать, потому что про нашего одноклассника. друзьям - потому что эта жизнь не имеет к ним никакого отношения, что тут хорошего. и уж точно нельзя показывать В. - потому что тут про нее ни слова, как если бы я разлюбила ее и сказала бы ей это в лицо.
я никогда никому, включая себя, видимо, не объясню, чем для меня была наша любовь и как она, собственно, закончилась, и закончилась ли вообще.
ебаный насос, Жора, где ты был? когда все успело так измениться?

но мне и горя мало, я нашла работу. чтобы уж точно ничего не успеть и почаще препираться с мамой.
иииии титул королевы мудаков по-прежнему за мной!

а ведь хотела написать про подарочки и новогоднее настроение. здрааааавствуйте.

@музыка: David Bowie - Within you

19:08 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
с другой стороны, говорю я себе, зачем тебе человек, который не поймет твоих стихов, например.
из своей жизни невозможно убежать, то, что кажется тебе запасным выходом - просто другая комната, там, конечно, тепло, светло, Кристина Агилера играет, будто в рай попал!(с), но есть вещи посильнее страха, усталости и желания пожить, как человек.
твои стихи, которые ты все равно пишешь, хотя они заканчиваются на второй строчке, и никто их не видит.
твои друзья, которые всегда с тобой - однажды это перестает быть пустым словами и становится фактом - даже когда вы месяцами не обмолвитесь ни словом, все равно, все равно.
твоя любовь.

сила самовнушения велика, я убедила себя, что мне нужен принц (принц-хуинц, ненавижу эту терминологию, но придется еще раз к ней обратиться), который поцелуем пробудит меня от заколдованного сна, выведет в люди, будет ходить со мной в кино, делать все эти вещи, которые входят не в понятие любви, но в понятие отношений.
но, кажется, я спутала сон с явью: слишком долго я бродила под волшебными холмами, чтобы обрести свой дом рядом с юристом, среди сплетен, кастрюль и сезонных распродаж.
в этом не было бы ничего ужасного, жизнь выше литературы, и я останусь собой и у плиты, и на филфаке, и у черта на рогах, но всегда будет кое-что еще.
я веду все это к тому, что как влюбилась, так и вылюблюсь обратно, даже прически не испортив.

тем более, что теперь мне улыбается Влад, и под этим взглядом я чувствую себя юной и прекрасной, однако едва ли и он, читавший, кстати, мои стихи, способен оценить мое рейнское золото, мои падающие с губ жемчуга, а значит, я в любом случае не расстроюсь.
долгая история с Д. приучила меня, что я, все-таки, не всегда получаю тех, кого хочу, а вся остальная жизнь показала, что это не смертельно.

16:40 

джо приходит к ней греться, придуриваться, кадриться

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
а я так в лицей хожу. греться, придуриваться, кадриться. улыбаться Владику (что ж за человек такой, срань господня, он улыбается всегда, и каждая уверена, что именно ей), даже если за этим не стоит ничего, кроме вежливости и дружелюбия, это все равно очень приятно. сразу распускаешься, как цветочек.
Адам за сегодня сказал мне две фразы:
когда нас с Настасьей опять накрыл неудержимый хохот и на вопрос, что с нами, я промычала, что у нас "просто легкий характер", он ласково (насколько может быть ласковым такой злоязычный человек) сказал "даже так?".
и когда я по какому-то поводу цокнула языком, он поинтересовался - "это была насмешка?".
насмешка-хуешка, мрачный мудак. расступись, я КОКЕТНИЧАЮ.
Катерина говорит, что он по-прежнему смеется над моими шутками и смотрит на меня, но разве мое боковое зрение, натренированное годами параноидального невроза, может мне врать? когда Владик смотрит на меня, я это замечаю.
льщу себе надеждой, что он улыбается нам чаще, чем остальным. но думаю, это просто потому, что я пялюсь на него все время, свободное от обсуждения его же щочек с Настасьей.
кажется, мальчики проссали, что мы уделяем им слишком много внимания; ну да, наши пристальные взгляды и взрывы истерического смеха трудно проглядеть.

это добром не кончится, говорю вам!

@музыка: What is love

19:01 

истина в том, игемон, что у тебя болит голова

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
хожу с незарастающей дырой в животе, как бублик, как пончик без начинки.
мои друзья сходятся и расходятся между собой, образуя какие-то причудливые узоры, чувствую, однажды они все переженятся друг на друге, и я уеду из этой страны, просто уеду.
мои гуманитарные девочки страдают сихронным пмс, вместе мы образуем просто портал в ад - я кричу "НЕНАВИЖУ ЭТИХ ПИНГВИНОВ", Катя рвет салфетки, Настю просто все бесит.
мои гуманитарные мальчики даже не смотрят в мою сторону, и я начинаю чувствовать себя девицей из книг для девочек 11-14 - пухленькой, невзрачной, вечно говорящей какие-то глупости и чудовищно неприкаянной.

хотя кому я вру - не одиночество меня ест, а уязвленное самолюбие. я как бы стою на холме... нет, я сижу на коне, конь стоит на холме, и с суммы высот коня и холма я обозреваю непокоренные земли. и мне нужно покорить их прямо сейчас, а потом долго и со вкусом обходить дозором владенья свои. посмотреть, что скрывается под этой надменностью, этим самолюбием, этой бравадой.
а потом, понятно, уебывать.
но пока что я занята преимущественно тем, что смотрю Адаму в спину и готовлюсь разреветься прямо сейчас оттого, что никогда он на меня не посмотрит.
Валентин сказал бы - если бы еще любил меня - что из-за меня стоило бы разрушить город, и грешно такой женщине расстраиваться из-за пустяка.
но и Валентин меня оставил.

Заира, моя дорогая мегера и любимый преподаватель, в воспитательных целях посадила меня, пришедшую без книги, с Адамом на один день, сопроводив это язвительной шуткой "...доставь ему удовольствие! и себе тоже! неземное!". я заранее подозревала, что так оно и будет, даже достойный ответ придумала, но ничего не сказала, конечно.
и ему ничего не сказала, кроме "спасибо", "нет, нет запятой", "конечно".
отлично пообщались. ещо.
зато с самой Заирой душевно поболтали. она обещает, что после выпуска все изменится и будет лучше. я тоже так считаю, потому что хоть эта еврейская морда перестанет маячить перед глазами, чем невероятно упростит мне жизнь.
что до всего остального - так меня не волнуют ни экзамены, ни тем более дальнейшее будущее, что загадывать-то? я верю в руку Господню, как бы ни относились к этому мои дорогие друзья, считающие фразу "на все воля Божья" высшим проявлением слабости и бесхребетности.
о, как давно я не вела религиозных споров.
как давно вообще ни о чем не спорила, не болтала часами, не рассказывала с горящими глазами. все-таки, я сама у себя отъела порядочный кусок жизни всеми этими попытками сбежать от славы и хулы.

дурища, променяла человека, в котором каждая слабость была знакома и любима, на сомнительное удовольствие пожить жизнью легкой и пустой, как елочный шарик.

18:56 

любовь как случайная смерть

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
говорили тут с Виктошей про внутреннюю режиссуру - когда ты в голове все продумал, кто где когда кому чего скажет при каких обстоятельствах,
а в итоге человек просто говорит "а. ясно.". и все.
так вот, то ли во мне открылся непредвиденный пророческий дар, то ли мир согласился немножко поплясать под мою дудку, но последние несколько дней (неделю?) все происходит именно так.
Заира снова сажает меня с Адамом, я шепчу ему на ухо "тебя так же разрывает от негодования на математике, как меня на литературе?", он смеется.
рассказывает мне что-то про Маркса и Энгельса, я смеюсь над всеми его шутками и, не глядя на него, хрипло говорю "иногда я от тебя в восторге".
он хмыкает.
ну конечно, думаю я умиленно, с тобой еще никогда не кокетничал танк вроде меня.


я иду домой, условившись с Данилкой всенепременно выпить на лицейской дискотеке (какой стыд, Господи!) и думаю о том, что никто из них, даже мои ближайшие девочки, едва ли когда-нибудь узнают, какая огромная любовь помещается у меня внутри, как я могла бы умереть несколько раз - но осталась жива, как у меня все переворачивается внутри, когда звонит мама и говорит "лалала, меня положили в больницу, лалала", и я мертвею. потому что это чувство, когда тебе говорят, что придется остаться в больнице. это как бы тебя вынимают пинцетом из твоей жизни и помещают в холодное и белое.
все нормально? все хорошо. хорошо. целую. я кладу трубку, и меня охватывает чувство вины. конечно, она нездорова. а я даже не знала, что она поедет туда на плановое обследование.

в свою очередь, я надеюсь, что мои дорогие высокоинтеллектуальные друзья никогда не узнают, как я пускаю пузыри и пищу что-то про прекрасные глаза Адама.
да хуй с ними, с глазами, одно имя чего стоит.
как специально мне на погибель сделан мальчик, ей-богу.

впрочем, сравнила хуй с пальцем - настоящая моя погибель была светла и золотоглаза, и имя у нее еще чуднее, и под безразмерной клетчатой рубашкой и подростковой бравадой пела (и до сих пор поет, что это я все в прошедшем времени) музыка, та самая, которая от Бога.
а та, которую справедливо было бы назвать жизнь моя, - и того краше.

моя первая любовь хорошеет с годами, становится легче характером, все еще выглядит подростком, все еще собирает толпы; я смотрю на нее совсем не так, как смотрят на былых возлюбленных, я даже не уверена, что люди вообще смотрят так на других людей. я смотрю на нее, как на первый снег, как на весенние цветы, как на город: знаю, что не нагляжусь, никогда не смогу наглядеться, но о чем мне жалеть, если она появится снова.
она всегда появлялась.
какие причудливые формы обретает любовь, прорастая в сердце.

@музыка: Шостакович

14:59 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
сегодня говорили с Адамом два раза за полчаса, и в первый раз я зло и несмешно пошутила в его адрес, а во время второго ударилась головой о стол изнутри. срань господня, да я же КОКЕТКА.
головой о стол я билась, потому что полезла поднимать упавший листок, а он в это время пытался вернуть мне ластик. когда он говорил "осторожнее", я искала в его взгляде нежность или беспокойство, но нашла только жалость к существу, находящемуся на нижней ступени эволюции.
наши пальцы соприкоснулись, я почувствовала только ебаный стыд.

Настя говорит, что вчера за пятнадцатиминутный разговор с Владом успела мысленно родить ему четверых детей - трех мальчиков и одну девочку. я не успеваю никого родить Адаму, потому что дольше пяти минут мы сроду не разговаривали.
а нет! простите! я придумывала ему проблему и идею рассказа Булгакова, который он мне там же на месте вкратце пересказывал!
УРА! УРА! В ЖОПЕ ДЫРА!

Настя жалуется на Влада и добавляет - вот Адам с тобой может долго говорить!
да, отвечаю, может. только не говорит. небольшая заминка.

я хочу поговорить с ним о Боге - мы проходим "Мастера и Маргариту", Заира наверняка поднимет эту тему.
я хочу поговорить с ним о литературе - о том, как я ее понимаю, и о том, что она обращена на те же предметы, что история, психология и философия.
а потом я захожу в туалет и думаю - о Боге? об искусстве? ты думаешь, после этого он полюбит тебя, женщина, бьющаяся головой об стол?

Настя заверяет меня, что все не так критично, что он смеется над моими шутками, что он просто не привык проявлять внимание.
между тем я понимаю, что скоро уже просто повернусь к нему среди геометрии или алгебры, на которых демонстрирую неизведанные глубины тупости, и скажу - бля, да я тебя обожаю. сил никаких нет. возьми меня прямо здесь.

и просто уйду в минус по эволюционной лестнице.

17:26 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
эти изменения в коре головного мозга, боюсь, уже необратимы: сегодня Адам, списывая у меня русский, хмыкнул и на мой непонимающий взгляд ответил, что видит знакомые буквы. в том смысле, что у него почерк похож.
ну все это же СУДЬБА!
второй раз пытаемся с Настасьей как-то ловко подгадать и выйти из лицея одновременно с мальчишками, но Влад сразу уходит в другую сторону, а Адам, даже когда мы его под каким-то предлогом дождались, остался поболтать с Леной.
ну все это же ОНИ НАС НЕ ЛЮБЯТ!

сегодня Адам пытался спасти меня уроке химии, бурно жестикулировал, громко шептал, но я все равно не ответила.
-Это у тебя единственная тройка? - в отчаянии спросила химичка, отчего-то преисполнившись желания поставить мне 4.
"СКАЖИ ДА СКАЖИ ДА" - семафорил мне дорогой еврей-нацист.
-Нууу неееет, - промычала ваша покорная слуга, уже понимая, что жалкие остатки репутации интеллектуалки тают, как дым.
-Честно, - скорбно резюмировал Адам и отвернулся.

по дороге домой я нежно думаю, что мы вроде начали общаться! мы уже разговариваем!
с Владом поговорить по-прежнему легче, но когда я ласково спросила Настю, могу ли я забрать его себе, раз уж она опять сходила на свидание со своим мальчиком и считает себя верной женщиной, она ничтоже сумняшеся сказала "тычонет!".
весь день ржем над Настасьей, как суки, открыли тотализатор и начали делать ставки на то, как долго она будет блюсти верность, невзирая на румяные щочки Влада.
Маша проиграла мне на второй перемене, поставив на то, что Настя не выдержит и урока, но нас обоих сделала Вика уже на третьей - она ставила на завтрашний день, а я на утро среды.
а Настя всего-то сказала, что каждый раз, когда Влад открывает рот, ей хочется его изнасиловать!
нормальное такое подростковое желание.

так вот, я иду, и чувствую себя победителем, хоть я и получила не далее как в субботу косвенное подтверждение того, что Адаму нравится Леночка, а потом думаю - ох, мать.
после всех стихов и песен, посвященных тебе, предложений руки, сердца и поебстись... УЖЕ РАЗГОВАРИВАЕМ УРА УРА
людям свойственно разговаривать, тебе не кажется? ты здорова вообще?
НЕТ НЕТ У МЕНЯ АДАМ ГОЛОВНОГО МОЗГА ОСТАВЬТЕ МЕНЯ АХ ОСТАВЬТЕ

он сказал, что тоже мог бы многое сказать о Боге, подними Заира такую тему!
оооо, я вся горю.

(Шарлотта, выслушав мою печальную исповедь, сказала - тебе тоже кажется, что лучший способ покорить мужчину, это шутить смешные шутки и говорить с ним об умных вещах? ну конечно!
отсмеявшись и обняв меня, резюмировала - кажется, мы все делаем не так. что мы за хуевые бабы.
общество вымирающих семиотиков. клуб анонимных сапиосексуалов.
"когда он вытащил свой аргумент, она засмеялась, она улетела".)

17:19 

i'm gonna make somebody love me

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
весь день объедалась шоколадом, бегала по партам, размахивая длинной чорной юбкой, дьявольски хохотала и ощущала нечеловеческую ВЛАСТЬ, потому что Заира разрешила мне самой набрать себе группу на семинар. я, конечно, выбрала Настасью и Адама, Заира широким жестом подсадила к нам Влада, и мы два часа издевались друг над другом и прекрасно проводили время.
вообще как-то все больше общаемся с мальчишками, но я даже не знаю, хорошо ли это, поскольку все свободное время уходит теперь на истерические обсуждения в духе "он смеется над твоими шутками, это что-то значит!"
хотя кому я вру! хорошо, конечно!
но боже, наши мозги и так не отличались большой производительностью, а теперь просто превратились в клубничное желе

в завершение прекрасного дня мы съебались со второго иностранного через окно.
Владик, боясь подставить Назара, кабинетом которого мы воспользовались, вышел через черный ход, пока мы вылезали. Даня вылез первым, чтобы помочь нам, и, конечно, уронил меня. я хохотала, как дьявол, и уверяла его, что все в порядке, но Влад так спешил помочь мне выбраться! было бы так красиво! а тут!
вместо этого он красиво подержал на руках Настасью, когда та перелезала через забор. мы с Катериной, как ущербные, протиснулись между реечками и наблюдали за этим со смутной завистью.

все сэкономленное побегом время мы убили на то, что напились чаю и принялись писать Владу.
с ним удивительно легко, Настасья уже час, как ушла, а мы все еще разговариваем обо всякой ерунде.
ОН СКАЗАЛ ЧТО ЛИТЕРАТУРА - ЭТО МОЕ! ОООО ОН ВСЕ ПРО МЕНЯ ПОНЯЛ
хотя думаю это не оттого, что он разглядел во мне будущего гениального писателя, а просто потому, что я любимая ученица Заиры
когда бы с Адамом было также легко завязать разговор, мы бы уже встречались, наверное!
с другой стороны, я не в состоянии и двух слов ему сказать, чтобы не опозориться. моя удивительная заносчивость вкупе с потрясающей неосведомленностью во всем, что не касается литературы, с завидной регулярностью делает из меня идиотку.
кто захочет встречаться с девушкой, которая только и делает, что дьявольски хохочет и брызжет ядом?
разве что он разглядит во мне родную душу.

я смотрю на то, как он говорит с набитым ртом, как морщится, как улыбается; замечаю, что зубы у него мелкие и острые, как у хорька.
как у всех моих женщин.
вот, значит, по какому признаку я выбираю себе возлюбленных.
СРАНЬ ГОСПОДНЯ, ДА Я ЖЕ ГЕРОЙ "БЕРЕНИКИ"!

23:33 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
то ли я становлюсь асоциальным мудлом, то ли это просто деградация (что вероятнее, если учесть, что последнюю неделю я занята преимущественно тем, что читаю "Дневники принцессы" и думаю о том, как бы вытащить гуманитариев на каток и удачно упасть там на Адама), но факт остается фактом - я практически разучилась говорить с людьми.
я не сказала Алексу, который приехал в Москву на НГ, что я рада его приезду.
я попыталась написать Кириллу и даже спросила, как у него дела, но на этом все и закончилось.
и даже с дорогой Джесс разговор не задался.

ужасно хотела подвести какие-нибудь милые итоги года, написать о том, как я счастлива, что для меня действительно важно, но последние... сколько? два часа? три? я только сижу и думаю о том, какой же я невероятно хуевый друг.
да и вообще, кажется, как человек я не очень. когда я последний раз сказала кому-то доброе слово? ХА ХА НИКОГДА.
все условно праздничное настроение, появившееся у меня за два дня покупки подарков, оберточной бумаги и бухла, превратилось в пыль.
Новый Год - последняя возможность поблагодарить всех этих людей за то, что они для меня делали, а я сижу и упиваюсь тем, какое же я уникально тупое, необщительное, не созданное для любви говно.
о, о, кажется, это редкий случай, когда я абсолютно права.

я не могу даже пойти, и сделать милые маленькие подарочки для своих друзей, хотя один подарок занимает полчаса, а мне нужно их всего два.
кто я после этого, дорогая Снежная Королева?

21:00 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
встретила НГ 2012 таким криком, визгом и пением, что прямо сама поверила, что все изменится.
ииии радости подросткового возраста и новогодней пати:
- когда заиграла эта прекрасная дурацкая песня, которую я полюбила снова - Oh when I woke up tonight and said I I'M GONNA MAKE SOMEBODY LOVE ME GONNA MAKE SOMEBODY LOVE AND NOW I KNOW NOW I KNOW NOW I KNOW THAT IS U U LUCKY LUCKY U R SO LUCKY - и все вскочили, запели и затанцевали.
- когда мы с геем Богданом, очень похожим на Дуейна из "Маленькой мисс Счастье" и Машей танцевали диско под "Never gonna give you up"
- когда Виктоша с Никиткой (который страшный гомофоб) соревновались в жонглировании апельсинами под "Gay bar"
- когда мы с Катей вдруг разговорились о любви, о том, как все хуево - но ведь все еще впереди - да, но хуево - но вы же классна - а толку?, посреди разговора непринужденно спели ЕВА Я ЛЮБИЛА ТЕБЯ и продолжили дальше.
а началось все с того, что пошли за компьютер, чтобы поздравить Адама (это казалось таким НЕВЕРОЯТНО важным и очень страшным, естественно), открыли окошко с сообщениями, написали "С Новым Годом!", переглянулись, хмыкнули, пошли смотреть фоточки.
каждый раз, когда кто-то заходил, мы быстро закрывали фотографии и говорили ООО МЫ ТУТ ОДНОКЛАССНИКОВ ПОЗДРАВЛЯЕМ. открывали окошко сообщений, писали "С Новым Годом!", переглядывались, закрывали. пищали, ныли, ругались на всех девочек, которые смели оказаться с ним на одной фотографии. выпив водки, Катя торжественным, хоть и нетвердым, голосом сообщила, что "снимает с себя полномочия", "передает бразды правления" и, в общем, отказывается ото всех притязаний на бедного, ничего не подозревающего Адама в мою пользу.
я дьявольски расстроилась, конечно. я - человек компанейский, терпеть не могу что-то делать одна, тем более - быть влюбленной.
бразды-хуезды, можно подумать, это что-то изменит; но жест я оценила - в любом случае, это очень великодушно. могла бы просто набить мне морду.
заодно написала Валентину, ударилась в сентиментальность, желала счастья, все глаголы ставила в прошедшее время, чем, кажется, несколько его напугала.
с утра сидела, тупо смотрела на сообщение "а чего ты хотела?" (в ответ на мое "...немного трагично, да, но наши отношения вообще не назовешь никаким другим словом" ОХ БЛЯДЬ), думала - Господи, ведь могла же просто поздравить и оставить всю это еболу в прошедшем году.

зато часов в шесть утра сидишь с Виктошей на кухне, куришь, поешь ЕДИНСТВЕННАЯ МОЯ СВЕТОМ ОБЛУЧЕННАЯ, поешь Hallelujah по памяти.
домой возвращаешься в звенящей тишине, в ослепительной белизне, плывущей за окнами пустого троллейбуса, рассеянно думаешь про перемены, которые всегда к лучшему, про руку Господню и все еще немного про поход на каток.

а дома АДАМ ОТВЕТИЛ ОЙ НЕТ Я НЕ БУДУ СМОТРЕТЬ ТАМ НАВЕРНОЕ ЧТО-ТО ПЛОХОЕ ОЙ ОН НАС ТОЖЕ ПОЗДРАВИЛ
ЛААААСТ КРИСТМАС АЙ ГЭЙВ Ю МАЙ ХАРТ ЗЕ ВЕРИ НЕКСТ ДЭЙ Ю ГЭЙВ ИТ ЭВЭЙ
ну и раз у нас тут все как в кино, то - ньюеар резолюшнс:
- перестать будить призраков прош... ладно, будем честны. просто перестать доебываться к Валентину.
- перестать говорить всем подряд ООО ТЫ ТАКОЙ КОТИК ДА ДА И Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ. особенно лесбиянкам.
- посмотреть хотя бы два десятка приличных фильмов. хватит с нас и того, что год мы начали с фильма "Щелкунчик и крысиный король". говно.
- сделать творческую работу хоть для какого-нибудь факультета ВГИКа.
- перестать унижать людей или хотя бы не отожрать голову Насте Кузнецовой.

ЛАСТ КРИСТМАС...

@музыка: Last Christmas I gave you my heart and the very next day you gave it away

21:39 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
теперь я сижу в коконе из одеяла и опухаю от безделья.
время от времени Лика заходит обнять меня и сказать что-нибудь вроде "ты писала деду морозу? я писала!".
Лика - это мамина бывшая клиентка, я вижу ее, кажется, третий раз в жизни; когда она приезжала впервые, я как раз собиралась первый раз после операции поехать гулять и отпрашивалась у мамы. мама говорила, что меня кто-нибудь толкнет и повредит больную руку. как раз в это время Лика заверещала "рыженькииий! привет! мы так все за тебя волновались!" и выжала из меня весь воздух пылкими объятиями. Лика - котик.
сила Лики приблизительно равна всей силе, с которой давят на вас пассажиры московского метро в час пик в будний день.
но все равно было ужасно приятно, знаете.

на самом деле, это удивительно - люди, которых я никогда в жизни не видела, за меня волновались и вот сейчас приходят обниматься и даже подарили шкатулочку для украшений (ну как - шкатулочку, в нее влезли бы все драгоценности короны, а у меня уже есть кронштейн для всех моих жемчугов, но что-нибудь придумаем),
а люди, которые вроде как считались моими друзьями или любимыми, звонили и приезжали в больницу, хуе-мае, теперь не отвечают ни на поздравления, ни на заверения в моей горячей любви.
ну и на здоровье, в общем-то, мне давно уже казалось, что у меня слишком много друзей!
и я здорово сэкономлю на подарках кое-каким невежливым мудакам!

зато после пьянства, обжорства, бессонницы и слез, пролитых над фильмом "Реальная любовь", у меня все еще видны скулы и ребра и нет пятен на лице (читай - я считаю себя божественно красивой); иногда я не понимаю, как все окружающие вообще удерживаются от того, чтобы немедленно на мне жениться?
(наверное, это потому, что я, знаете, такая недоступная.
проще говоря, характер у меня хуевый)
а иногда понимаю.

(Лика пришла поцеловать меня на прощание и сообщить, что вокруг уроды, и мы меняем гражданство.)
(и еще пришла - показать шапку с кошачьими ушами и хвостом. я уже говорила, что Лика - котик? так я еще скажу)

17:10 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
бывают такие дни, когда ты весь день проводишь в пижаме. или встаешь с утра, накидываешь халат и все. больше уже не переодеваешься.
почти не встаешь с постели. выпиваешь несколько баррелей чая и заедаешь их кубометром бутербродов. хочешь посмотреть какой-нибудь хороший новый фильм, а в результате только пересматриваешь что-нибудь бессодержательное. начинаешь читать книгу и бросаешь. никак не можешь дочитать ту, что уже начал давно. предложение дойти до ближайшего магазина вызывает у тебя эпилептический припадок.
в такие дни мне начинает казаться, что моя жизнь и вообще человеческая жизнь ничего не стоит. от этого ощущения здорово помогает какое-нибудь дело, но при мысли о том, чтобы встать с кровати, начинает тошнить.
а сегодня вечером группа моего друга выступает в blur (страшная дырища, примечательная только тем, что туда пускают выступать всех подряд), и меня впервые в жизни озарило, что он ходил на все мои выступления. даже на дебильное заседание лито "Сфинкс" в мгу, где не было ничего интересного, кроме потрясающего глубокого комментария представителя этого самого лито к моим стихам ("очень красиво, но я ничего не понял"). и на презентации водку мне носил. а я.
но дело в том, что зазывала всех на это мероприятие В., и все ее друзья, конечно, решили пойти.
(я медленно, как во сне думаю: что же это такое, я люблю тебя, но ненавижу твою работу, люблю тебя, но ненавижу твоих друзей, люблю тебя, но ты становишь причиной, по которой я не иду на концерт нашего общего друга)
(я заставляю себя встать с постели и начинаю убираться, включив себе плейлист Адама; сложно сказать, почему я выбираю именно его музыку, чтобы успокоиться, мы все еще друг другу никто, но в какой-то момент я мстительно думаю, что пусть даже этот мальчик никогда не поймет моих стихов и страхов, он хотя бы не исчезнет на два месяца без всяких на то причин.
лучше уж вовсе не читать стихов, но быть достаточно смелым и честным, и это не только в любви)

у меня все еще есть час, чтобы встать, надеть какую-нибудь короткую юбку, свитер, сапоги и поехать в клуб, чтобы посмотреть там на свою настоящую любовь, ее жениха, ее друга, который меня ненавидит, ее друга, который даже обо мне не знает, нашего общего друга на сцене, нашу общую знакомую...
отличный шанс развеяться, но я лучше подожду панихид по общим друзьям (идущих теперь, хочется добавить, сплошною чередой, но это, к счастью, не так), чем ходить на их концерты.
по мне, так если два человека четыре года косо-криво, но любили друг друга, то можно не притворяться, что случайно проходил мимо, а встретиться и поговорить, не изыскивая предлога.
с другой стороны, она на новогоднее поздравление-то мне не ответила, о чем я вообще.
(ну да, я о смелости и честности)

обычно, когда пишешь о чем-то плохом, ощущение, что вынимаешь занозу, но в этот раз я, кажется, только загнала ее глубже.

02:40 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
(я очень долго боялась, что этот дневник кто-нибудь найдет, но конспиратор из меня все равно никудышный; раз так, я хочу кой-чо показать)

Каникулы, знаменующиеся тем, что мы
Редко просыпаемся раньше наступления вечера,
Уходим гулять за пару часов до заката,
Потому что нам ничего не нужно от города, кроме парков,
Круглосуточных супермаркетов и МакАвто.
Море, бьющееся о камни, что может быть обыденнее,
Другие простые вещи.
Даже если просто стоять на ветру и докуривать,
В поисках мусорки, чтобы не стряхивать пепел в воду,
Можно найти для себя очень важные ответы,
Можно просто найти себя.
Отражение в луже на донце перевернутого ведра
Вмещает в себя все лето: некрашеные заборы,
Листву, рукомойник, крыльцо, наконец, тебя,
И того, кто отталкивает тебя, тоже спеша умыться,
И дым от сигареты той, которая, уже искупавшись,
Ждет вас обоих; и разве этого мало.

Я не знаю, как в такой обстановке
Можно вообще говорить о смерти.

(никогда не писала белых стихов, но лавры Транстрёмера, получившего Нобелевскую в минувшем году, не дают мне покоя)

01:30 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
раньше я засыпала, обняв подушку, теперь, чтобы успокоиться, приходится дополнительно скрещивать ноги поверх одеяла.
это тело плохо приспособлено для бега, высоких красивых прыжков, как в классическом балете, напрочь не годится для долгих пеших переходов, в музеях у меня моментально начинает болеть спина, зато я как будто специально спроектирована для обнимания.
кажется, пора признать, что я отношусь к распространенной породе женщин, созданных для любви.
(мама и бабушка любят говорить, что маленькие женщины для любви, а большие - для работы; я не совсем согласна с тем, что это зависит от роста, но когда у тебя крошечные немощные ручки, которыми даже бутылку с газировкой открыть проблематично, любовь действительно удается лучше, чем физический труд. любовь и письмо, конечно.)
с другой стороны, мне очень сложно делить с кем-то постель. я с большим уважением отношусь к чужому личному пространству, поэтому не могу просто так закинуть на человека руку или ногу, даже если это кто-нибудь из моих девочек, с которыми я ночую с завидной регулярностью.
как-то раз, засыпая, я обняла дорогого друга Д. (предварительно испросив с вечера его разрешения, на всякий случай!), и мне обожгло руку, как обжигает снегом или ледяной водой. я немножко поэкспериментировала, и могу с уверенностью заявить, что дело было не в колючем ворсе пледа и не в температуре тела. а в чем еще. неужто он был настолько холодно настроен ко мне?
правда, за годы совместных ночевок я приноровилась спать вдвоем с Ви - мы, не сговариваясь, ложимся "ложечками" и меняем положение тел абсолютно синхронно. очень удобно. при этом Ви относится к тем немногочисленным женщинам, на которых мне никогда не хотелось жениться: это значило бы добровольно связать себя с человеком, который говорит больше и, главное, громче, чем я.
Ви часто звонит мне, когда идет на тренировку по скалолазанию. там идти примерно минут пятнадцать, и на пятой минуте, миновав подземный переход, она одной рукой закуривает, другой набирает меня и просит перезвонить с домашнего. и я сижу в халате на диване, растрепанная, как ведьма (и зачастую такая же злая), и слушаю, как она провалила экзамен по философии, потому что ей достался билет про эпикурцев. ааа, говорю. может, все-таки, про эпикурейцев? ну да, отвечает, про этих... последователей Эпикурея....
Ви в свое время обогатила мой внутренний мир словом "катараксис" (исходник, понятно, "катарсис") и с гордостью называла себя "персоной нон грата", считая, что это то же самое, что vip-персона. несмотря на это, она одной левой уделывает меня в разговорах про кинематограф и еще в "Героев Меча и Магии III". шесть лет назад мы таскали друг друга за волосы, а через несколько лет, когда я уже ушла из школы, она вдруг приехала помочь мне с переездом, хотя я даже не думала кого-то просить о помощи.
да, как раз тогда мы впервые ночевали вместе, и с утра я приняла ее за Вильяма, у которого оставалась на ночь накануне. продрав глаза, я немного расстроилась, но это был последний раз, когда она меня разочаровала.
что я там говорила про добровольно связывать себя с человеком? поздно, все уже случилось. пару лет назад мы решили, что обязательно когда-нибудь съедемся, потому что это единственный способ вернуть все книги, которые мы друг у друга брали.
и до сих пор это помним, обе.

23:03 

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
In an effort to get people to look
into each other’s eyes more,
and also to appease the mutes,
the government has decided
to allot each person exactly one hundred
and sixty-seven words, per day.

When the phone rings, I put it to my ear
without saying hello. In the restaurant
I point at chicken noodle soup.
I am adjusting well to the new way.

Late at night, I call my long distance lover,
proudly say I only used fifty-nine today.
I saved the rest for you.

When she doesn’t respond,
I know she’s used up all her words,
so I slowly whisper I love you
thirty-two and a third times.
After that, we just sit on the line
and listen to each other breathe.

Jeffrey McDaniel, “The Quiet World”

и на это стихотворение меня вывело Шерлок-сообщество, где появился очень чюдесный фик по мотивам. какими причудливыми путями меня находит прекрасное.
с удивлением поняла две вещи: я читала без словаря (со стихами у меня нечасто так), и я бы написала не про дистанс лавер.
я. бы. написала. не про любовь. я, сраный царь мимимидас, все обращающий в золотые какашки, способный все на свете свести к любви.
(то есть нет, на самом деле, все равно бы было про неё, но про другую, и уж точно не про одного человека)
Митя, ебнешься!(с)

при этом, однако, моментально и густо заливаюсь краской всего только от того, что Адам перехватывает мой взгляд. давноо со мной такого было. стыд, думаю я почти со слезами, какой стыд.
хотя может это еще и потому, что последние дни у меня держится температура 37.

@темы: reading

23:51 

хуйня, пролистывай

Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
Чтобы не рвать ленту твиттера в клочки, пишу сюда заметки по ходу просмотра Шерлока 2.2, а то меня разопрет.

Камбербэтч разучил неслыханно много новой мимики, и она ему очень к лицу. Так, глядишь, и станет вторым Гэри Олдманом лет через двадцать, как мечтает, хотя Гэри-то красавец, а этот...

После полковника Бэрримора я забилась в истерике, вспоминая многочисленные анекдоты про "Что это, Бэрримор?", и на минутку неудержимо затосковала по канону, по этому неспешному повествованию, по красивым спокойным Холмсу и Ватсону.
Но потом случилось:
"-Вы сами придумали себе кличку Грег?
-Это его имя.
-Честно?" - вот тут я залилась слезами счастья.
Ой, блядь, подождите, он сварил ему кофе! И робко улыбнулся! Я прямо чувствую, как яблоко, которое я сейчас ем, превращается в радугу прямо в горле.

Сука, блядь. Митя, ебнешься. Это не детектив, а крипи-паста.
БЛЯДСКИЕ СЦЕНАРИСТЫ ВЫ ХОТИТЕ УСТРОИТЬ ЗРИТЕЛЯМ РАЗРЫВ СЕРДЦА ЧТОБЫ НЕ СНИМАТЬ ТРЕТИЙ СЕЗОН ДА?

Постойте-постойте, тут что, все злодеи и авантюристы одержимы Шерлоком? Сначала "айм Шерлокед", теперь эти надписи на стенах. Что, блядь, вообще произошло в последние две минуты серии? И зачем Шерлок предлагает Джону соус? Сука, завтра ждите меня у своих голубых экранов. Я готова проглотить ваши кривые субтитры, лишь бы это все поскорее закончилось, и можно было НАКОНЕЦ СПОКОЙНО ПОСМОТРЕТЬ СВОЕГО ТАРКОВСКОГО И ПОЛАНСКИ НЕ ОТВЛЕКАЯСЬ НА ОЙОЙОЙ У МЕНЯ Ж ЕЩЕ СЕРИЯ ШЕРЛОКА.

A Strong Heart Production

главная