23:25 

Boreas and usual rain
prinț și balaurul
Привет!

Сразу скажу, что я не врач, не психолог, в людях не разбираюсь, но иногда интересуюсь.

Так вот, хочу пообщаться, может познакомится ближе с людьми, которым больше 21, и они мало с кем уживаются: дома, на работе, не много или нет друзей, преобладаю временные связи с людьми, нет близости, никто не понимание, скучно с окружающими.

В принципе не важно почему вы дошли до жизни такой, вариантов много: нерешительность - стеснительность, высокая самооценка, не сопоставимая с реальными способностями, ранимость, слишком нервные, делаете преждевременные категоричные выводы, какие-то страхи - все это интересно.

Но в первую. очередь мое приглашение к беседе касается людей у которого отношения с другими, по их мнению, портятся по неопределенным причинам, близким к мистическим.

Вы желали бы изменить ситуацию ( частично или полностью?) или поговорить о том, что хотите изменить ее)
В общем с вас желание общаться, разговаривать.

@темы: дружба, никакого реала, просто поговорить, реал, серьёзные отношения, флирт

21:27 

lock Доступ к записи ограничен

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:13 

rockatansky
я б хотел помыться и заснуть
Время запомнить спряжения "быть" и перестать, ведясь на Иосифа Александровича, использовать "суть" для ед.ч.

Я есмь
Мы есмы
Ты еси
Вы есте
Он есть
Они суть

@темы: лытдыбр

16:26 

lock Доступ к записи ограничен

Нежная Валькирия
Ни с места! Я обронил мозги! (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:11 

2018

rockatansky
я б хотел помыться и заснуть
Книги

1. Томас Манн — Доктор Фаустус
Дольше, чем читала саму книгу, кажется, вникала в концепцию додекафонии, слушала Скрябинского "Прометея", хохотала над словом "ракоход" (виу-вирулли!). Оливер Сакс открывает в "Докторе Фаустусе" новые грани. Томас Манн — по-прежнему один из самых любимых моих писателей. Я вообще очень медленный человек. Я и литературу люблю медленную, и кино.
2. Руаль Амундсен — Моя жизнь
Человек с шестью товарищами может чувствовать себя в полной безопасности среди двухсот эскимосов.
3. Руаль Амундсен — Южный полюс
Амундсен, которым я так восхищалась в детстве, идеал, вскормленный советской литературой о покорении и преодолении, по прочтении этих двух книжек начал меня отчётливо пугать, потому что из текста совершенно непонятно, зачем он всё это делает. Расчётливый одержимый маньяк, подчинивший себя (и ещё приличное количество человек) одной бессмысленной идее. Как персонаж — совершенно потрясающий. Хорошо бы его сыграть такого.
Книги написаны обыденным языком учебника, постоянно приходится достраивать то, что находится за текстом. Впрочем, это придаёт им даже некое очарование. Но я и читала их как техническую литературу.
4. Горан Петрович — Атлас, составленный небом
После прекрасной "Книги с местом для свиданий" Атлас, составленный небом оказался... чрезвычайно банальным. Ни связующей идеи, ни сюжета. Это несомненно магреализм, но примерно такой, какой может сконструировать искусственно человек, начитавшийся Павича, Бетанкура, Борхеса и захотевший написать что-то в этом ключе. Перечисление дивных персонажей, уютненьких событий вроде сбора бриллиантов с персикового дерева и рецептов — и ни одной находки, а ведь настоящий магический реализм строится на жутком зеркале принцессы Атех (фактически, первое и главное, что мы узнаём о принцессе Атех — это то, как она умерла; остальное недостоверно).
5. Линор Горалик — Агата возвращается домой. Агата смотрит вверх. Агата плывёт (холодная вода Венисаны).
А вот и настоящий, неподдельный магический релизм (книжки про Агату — жизненные уроки ребёнка, путь Агаты к старшей и лучшей Агате; а так же напоминание о том, что нельзя научиться поступать правильно, поступая только правильно. И о том, что само это понятие растяжимо).
Венецианская "Холодная вода" неподдельно жуткая, красная, синяя, но в основном бутылочно-зелёная, и её чертовски увлекательно читать.
6. Владимир Сорокин — Манарага
Ну что, из этого материла мог бы выйти неплохой рассказ. Но вышло то что вышло (здесь бы следовало поговорить о схожести способа выстраивания мира "Манараги" с "Нет" Линор Горалик и Сергея Кузнецова — вплоть до прямых параллелей — и о том, почему в "Нет" это работает, а в "Манараге", простите за каламбур, нет).
7. Виктор Пелевин — Ампир В
Иногда мне кажется, что в Быкове и Пелевине есть что-то общее. Оно начинается, когда один начинает искать национальную идею, а второй — хихикать над тем, как её ищут другие (но на самом деле, тоже искать). По сути, озабочены они одним и тем же и одни и те же подмечают детали.
А книжка отличная.
8. Сьюзан Сонтаг — О фотографии (эссе)
9. Жан Жене — Чудо о розе
10. Мария Галина — Автохтоны
Опять додекафония, чувачки! Закон парных случаев. Начинаешь читать про додекафонию, всюду видишь додекафонию, хотя казалось бы.
11. Филип Пулман — трилогия "Тёмные начала"
Тот самый случай, когда список претензий к языку, сюжету и персонажам был бы полутораметровым — но Пулман с потрохами купил меня тем, что это сказочка про инициацию. Тем же меня когда-то захватили и "Нарния", и "Питер Пэн". Тонкие отголоски этой материи, только выписанные исподволь, а не нахрапом, есть в "Рони, дочери разбойника".
Как же меня тема инициации тревожит, с ума сойти.
12. Ю Несбё — половина серии про Харри Холе
Я знаю, что в любой хорошей детективной серии с более-менее бессмертным протагонистом эксплуатируются одни и те же сюжетные приёмы, но у Несбё они становятся навязчивыми, как в "Скуби Ду", поэтому помаялась и бросила.
Вдруг поняла, что у меня в голове Харри Холе выглядит точь-в-точь как Юэль Киннаман в Altered Carbon. Ума не приложу, как они могли взять на эту роль Фассбендера.
13. Ричард Фейнман — КЭД — странная теория света и вещества
Потрясающая маленькая книжка лекций по квантовой электродинамике для гуманитариев. Читала, параллельно подключая математику по скачанным в интернете МГУшным конспектам — кажется, лектор, который их надиктовывал, тоже любит Фейнмана. Страшно удачным решением было читать КЭД в температурном полубреду, то есть, в состоянии, когда "Нарцисса и Гольдмунда" читать невозможно, потому что к концу предложения не помнишь, чем оно начиналось. Собственно, из-за этого я за Фейнмана и взялась: короткие предложения, никаких метафор. И вдруг все абстракции, которые никак мне не давались раньше, встали на место со щелчком.


Фильмы

1. Молчание (Мартин Скорсезе)
2. The Omega Man (Борис Сагал) — первая экранизация романа «Я — легенда». Зомби-триллер с музычкой в стиле воскресного телешоу для домохозяек, очень этим забавный.

Лекции, статьи, научпоп

1. Самуил Лурье. Техника текста (1-3)
2. Ващук О. А. Швейцарская школа графического дизайна. 2013 (господи, я же не дизайнер, ну зачем я опять читаю монографии по типографике)
запись создана: 18.01.2018 в 17:31

@темы: я читаю

A Strong Heart Production

главная