Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
пережила какое-то неправдоподобное прекрасное, глянцевое, конфетное, игрушечное лето: сначала два месяца идеальных ленивых каникул, а потом месяц работы, которую я очень давно хотела и нашла как-то вдруг, с первого собеседования, и я до сих пор иногда удивляюсь, что я тут работаю; или даже нет, я удивляюсь, что это - моя жизнь, с этой работой, и велосипедными прогулками в лесу, и йогой по утрам; что я больше не живу под толщей воды, как последние несколько лет, что еда имеет вкус, что мне не нужен утром час, чтобы уговорить себя просто открыть глаза и прожить день; что всему вокруг как будто выкрутили резкость, и поэтому я, как в первый раз, разглядываю цветы в парке, людей на улице, неоновые вывески (мы с Ш. глазеем со второго этажа Якитории на светящийся тц и хромированные трамваи; "какой киберпанк!" - восхищается Ш., - "не хватает только пары блюющих бомжей". подожди, говорю, ща я опрокину пару бокалов!), но только сидя в ночи на полу в ванной и полируя свои стриптизерские кожаные ботинки, я понимаю, что завтра - осень.